Боги древнего Египта

Отдельная тема – роль религий в жизни Египта, да и всего Востока. Нет сомнений в том, что религиозные верования и обряды играли исключительную роль повсюду, где обитал человек, ибо тот, как справедливо заметил Т. Тэйлор, – религиозное животное. Древний Восток – родина всех религиозных систем. Не были исключением и египтяне, «самые богобоязненные люди» (как говорил о них Геродот). Множество их богов различалось лишь головами, тогда как человеческие тела были одинаковы. Египтяне почитали дождь, как слезы Нила, поклонялись Солнцу, почве, камням, животным, деревьям и растениям.

Вначале среди египтян господствовала «естественная религия», единство духовного и природного начал. Народы в своих поступках и инстинктах руководствуются не столько писаными законами или мыслями книжников, рекомендациями ученых и политиков, а некими давно устоявшимися канонами и культами, напоминающими чары мифологии и колдовства. Гегель так объяснял эту склонность людей к религии: «Убеждения, настроенность человека не обязательно принимают форму религии; они могут сохранять известную неопределенность. Однако для тех, кого называют народом, последняя истина содержится не в форме мыслей и принципов; народ склонен считать правом лишь то, что ему дано как определенное, особенное. Эта определенность права и нравственности обретает для народа свое наиболее убедительное подтверждение только в форме существующей религии…»

Возможно, это имеет место потому, что в таком природно‑религиозном единстве легче постигается и сам бог. По свидетельству ученых, в Месопотамии и Египте (у египтян и у шумеров) уже к началу III тысячелетия до н. э. существовали тщательно разработанные религиозные системы. Египтяне считали, что бог создал все земли, но ранее других – все же землю Египетскую. История религиозных представлений древних египтян, по словам Б. Тураева, несомненно, является одним из основных элементов истории их культуры («последняя может быть понятна только при основательном знакомстве с первой»). Однако понятно и то, что в готовом виде религии не могли появиться на свет. В работе Г. Редера о народной религии в Египте показано, как мелкие культы с годами сливались в более крупные, создавая таким образом сложные богословские системы.

Небесный мир строился по образцу земного египетского государства. Боги возникали из небесного хаоса. У каждого поселения имелись собственные божества (животные, растения, небесные светила и т. д.). Многие божества представлены в образе человека (богиня правды Маат изображалась в виде женщины с пером на голове, а уже упомянутый бог мудрости Тот – в образе человека с головой ибиса). Согласно египетской мифологии, мир возник из цветка лотоса (священного лотоса над великим озером). Лотос дал жизнь юному солнечному богу Ра. По другим преданиям, солнце явилось в виде золотого теленка. Тексты Пирамид повествуют о Ра, «золотом теленке, рожденном небом». Фараоны Египта в дальнейшем часто изображались в облике сына небесной коровы.

В других сказаниях создателями мира выступают не птицы и животные, а боги и богини (богиня‑женщина Нут или боготворец Хнум, вылепивший мир на гончарном круге). В них находили отражение реальности окружающей жизни (рождение младенца, изобретение гончарного круга и т. д.). В эпоху матриархата божества‑покровители номов Египта – это в большинстве своем женщины (богиня неба Нут и др.), а в эпоху патриархата на первые места выходят боги‑мужчины. М. Матье описывает, как мемфисский бог Птах творит богов, города, искусства, жизнь для праведных или смерть для грешных: «И была дана жизнь миролюбивому, и была дана смерть преступнику, и были созданы всякие работы и всякие искусства, труды рук, хождение ног, движение всех членов, согласно этому приказанию, задуманному сердцем и выраженному языком и творящему назначение всех вещей… И он родил богов, он создал города, он основал их храмы, он создал их тела по желанию их сердец. И вошли боги в свои тела из всякого дерева, из всякого камня, из всякой глины». Таковы были представления древних египтян о миссии разного рода божеств и их роли в повседневной жизни. Боги – воплощения законов небесных и земных, суровые стражи порядка.

Можно сказать, что Египет – родина первых божеств. Как утверждал Гермес Трисмегист, «наша страна – всего мира святилище». Такой же точки зрения придерживались греки. Один путешественник‑грек говорил: «Почти весь мир научили египтяне поклоняться богам, и мы знаем, что боги обитали и доныне обитают здесь». Ученые разделяют точку зрения, что первое представление о божественном слове как творческой силе мироздания возникло в Египте. Дж. Брестед считает, что родиной учения о логосе является Египет. Сравним с Библией, Евангелием от Иоанна: «Вначале было слово, и слово было у бога, и слово было бог. Все через него». Это же можно сказать о мифах. Если признать, что в «древней Европе не было богов» и что Европа заимствовала мифические элементы повсюду – у Египта, на Крите, в Вавилоне и Палестине, как и то, что статуя так называемого гелиополитанского Зевса была по своей природе египетской, то можно предположить, что и миф возник там же.

Возможно, что в сущности мифологии всех народов являются повторением одной‑единственной прамифологии. Ю. Браун в «Естественной истории сказаний» выражал уверенность, что исходным пунктом этих великих мифологических переселений был Египет. По его словам, человечество владеет вобщем‑то небольшим запасом фундаментальных идей и образов, которые создали наши представления о жизни и смерти. В большинстве случаев все эти идеи космологического характера, и явились они из Египта. «Отсюда этот единственный духовный, основной капитал человечества эмигрировал, как одна цельная масса сказаний, в Исландию, Эфиопию, Индию, Мексику, Новую Зеландию, в греко‑романский и германский миры», – пишет В. Вундт, развивая концепцию Брауна.

В египетской истории порой трудно отличить сказку от реальности. Сведения греков (скажем, Диодора Сицилийского) также звучат довольно фантастично… Царям предшествовал род богов. Исчисляя время, истекшее от царства Солнца до похода Александра, говорят о 23 тысячах лет. «Они говорят – это, очевидно, сказка, – что из богов, царствовавших на земле, старейшие владели скипетром по 12 веков каждый, а потомки их – не менее чем по 300 лет». Первым царем египтян, согласно мифологии, было Солнце, затем правил Сатурн, который дал жизнь Осирису и Исиде.

Миф об Осирисе и Исиде лежит в основе системы религиозной мысли египтян. Пантеон богов состоял из «Гелиопольской девятки»: бога Амона‑Ра, создателя вселенной, и четырех пар божеств. Египетская религия вызывала большой интерес у древних народов. Плутарх, «последний универсальный ученый эллинизма», даже посвятил этой теме специальный труд. Все крупные египтологи писали о религии Египта (Г. Масперо, А. Эрман, Х. Бонне, З. Моренц, Б. Тураев, М. Коростовцев и др.). Для египетской религии характерны политеизм, синкретизм, веротерпимость и относительная свобода религиозных воззрений. Вера египтян не была застывшей формой, она развивалась и эволюционировала в направлении монотеизма, хотя процесс сей занял много лет.

Божества в Египте

Среди божеств египтян особенно популярны были Ра, Тот, Осирис, Исида… Первым родился Осирис. В момент его появления на свет некий голос якобы возвестил, что родился «властелин всей земли». На четвертый день в болотах Нила родилась Исида. Опять же согласно легенде Осирис и Исида полюбили друг друга, находясь еще в чреве матери. Став царем Египта, первым фараоном, Осирис научил египтян выращивать злаки, повышать плодородие земли, дал им основной свод законов, приучил к почтительности к богам. Он просвещал и наставлял народ, вывел его из нищеты и варварства. По этой причине его ставят на одну ступень с Ра, богом солнца, а порой и выше…

Культ Осириса, который обещал людям воскрешение и вечную жизнь, просуществовал долго. Миссию заступницы и покровительницы у египтян выполняла богиня Исида. Ей были известны загадки земли и неба, она заслоняла людей от сил зла, поддерживая мировой порядок. В ней видели символ мудрости и глубокомыслия. Исида играет главенствующую роль в египетском пантеоне. Ее обычно изображают в длинном одеянии, с коровьими рогами, в ее руках – копье, систр и пальмовая ветвь, символизирующая древо жизни. Место зарождения культа – один из номов Нижнего Египта. Легенда гласит, что ее и ее сына после гибели мужа, Осириса, преследовали враги. Тогда она спрятала сына, младенца Хора, в зарослях Дельты, но, вернувшись после короткой отлучки на то же место, обнаружила его тело бездыханным.

Будучи искусной волшебницей, магией заклинания Исида спасла сына, затем хитростью отвоевала для него престол. Ее популярность и авторитет у простого народа объясняются тем, что именно народ пришел ей на помощь, когда она пыталась спасти сына. Никто из знатных семей не внял мольбам. Лишь простые рыбаки протянули ей руку помощи и поддержки. Народ с энтузиазмом собирался на празднества в ее честь в Бусирисе (в середине египетской дельты), где находился самый большой храм благословенной Исиды.

Культ Осириса процветал в древнем городе Тасу (греки называли его Абидос). Жители сооружали тут величественные монументы богу. Увы, большинство их засыпано песком. До нашего времени дошли лишь руины святилища и древнего города. Хотя сохранился храм фараона Сети I и другие храмы, что известны превосходной живописью. Страбон отозвался о некоторых из них как о прекраснейших строениях. В Египте считалось почетным и престижным, если египтянину удавалось возвести в Абидосе заупокойную молельню или мемориальную стелу.

Богиня материнства и плодородия Исида – верная супруга и любящая мать. Она – божественная мать фараона, кормящая его грудью. Как и Хотхор, богиня любви, она покровительница женщин, олицетворяет собой образ женщины‑матери. Впервые в мире египетское искусство, пишет Матье, привлекло внимание к такому глубокому человеческому чувству, как материнство, и высоко подняло его, закрепив в облике Исиды с младенцем Гором. В возникшем на почве народной мифологии образе Исиды издревле сосредотачивались чаяния тысяч египетских матерей, веривших, что она может так же избавить от болезней и смерти их детей, как, по легенде, спасла она от смертельной опасности своего сына. Созданный искусством образ Исиды‑матери был широко распространен среди населения Египта, сыграв в дальнейшем немалую роль в сложении христианской историографии. «Глубокая любовь, которой проникнут миф об Осирисе, – пишет Карпичечи, – окружила милосердием и нежностью фигуру Исиды, богини, наиболее близкой египетскому народу, самому человечному и страстному созданию, когда‑либо появлявшемуся в древнем мире».

Древние боги Египта

Авторитет Исиды был высок не только в Египте, но в Риме, Греции, Галлии, Британии и Германии, на Апеннинском и Иберийском полуостровах, в Северной Африке, Нубии, на Черноморском побережье, в Месопотамии. Как объяснить популярность культа Исиды, женщины, знавшей магические слова? О причине повсеместного обожания Исиды В. В. Розанов сказал так: «Египтяне, и только они одни во всемирной истории, среди всех цивилизаций Востока, взяли – как я указываю – для изображения Изиды самый острый, страстный и нежащий «уголок материнства» – кормление грудью младенца. Кроме них ни один народ этого не сделал; и хотя мне раз это попалось на халдейском рисунке, но только раз: и в Халдее оно почему‑то не удержалось.

Увлекательно то, что боги – Египта, Месопотамии, хеттов, Палестины, Сирии, Персии, Греции, Рима – пользовались уважением у других народов, пусть даже если это боги соперника или противника. Предположим, персы имели обычай приносить жертвы греческим богам «по эллинскому обычаю» даже в ту пору, когда находились в состоянии войны с греками. При отправлении культа своего, иранского бога Ахура Мазды отпускали аж в три раза меньше вина, чем предназначалось чужому богу, эламскому богу Хумбану. Дело, конечно, не в вине, а в отношении к вероисповеданию. Значимо и другое: древние научились уважать обычаи, порядки и культы других народов. Сражаясь с противником бывало не на жизнь, а на смерть, и даже убивая его, они тем не менее пытались не прекращать жизненную, религиозно нравственную пуповину, связывавшую их со всем человечеством.

Хоть вера египтян (в образном смысле) и была «звероподобной». В отличие от греков, воспринимавших богов своих в образе людей, народ Древнего Востока считали творцами мира существа, имевшие обличие зверя. У шумер и вавилонян – это Тиамат (двукрылый змей), у китайцев – дева змея, Нюйва, слепившая первых людей из глины, у египтян – бог демиург Хнум, изображённый в виде барана (бараночеловека), создавший из глины первые человеческие существа. Египтяне обильно населяли божественный мир животными. Небо представлялось им в образе гигантской небесной коровы, богини Нут, солнце – в виде золотого теленка, древнейший бог Нун (всемирный хаос) – в виде лягушки, Гор, бог солнца и неба, являлся в виде человека с головой сокола или солнечного диска.

Древние индусы считали прародителями мира божественных быка и корову. Финикийцы демиургом называли Илу, являвшегося в образе старца или в образе быка. Творцом мира у самаритян считался бог козел. Древние майя и ацтеки создателями мира считали фантастических животных. У майя творцом мира выступала Ицамна – пресмыкающееся с чертами птицы и ягуара, а в религиозных культах Латинской Америки двукрылый змей Кецалькоатль («змей, поросший зелеными перьями») рассматривался как творец человека и мира. Считалось, что он обучил ацтеков возводить дома и взращивать рис.

В то же время верованиям Востока присущ дух свободы… М. А. Дандамаев пишет: «Для Древнего Востока была характерна полная независимость вероисповедания, причиной которой были не политические или моральные мотивы, а полное отсутствие убеждения о ложной вере, о каких либо формах ереси. Еретические учения не могут начаться при политеизме, так как каждый культ считается правомерным и имеющим основание на существование. Раз признается политеизм, совершенно разумно и желательно в случае необходимости прибавить к своим традиционным богам и богов чужеземных. В силу указанных причин Древний Восток, в отличие от более поздних периодов, не знал крестовых походов с целью распространения какой-никакой либо религии… Еще в прошлом веке многие ученые высказывали всецело неверное воззрение, что Древний Восток погиб из за религиозного разделения людей, из за презрения к культам иноверцев, затруднявшим контакты среди людьми…

Ведь в действительности прозелиты никому не были нужны в древности, ибо ни один человек не был заинтересован в том, чтобы делиться с ними нисколько не безграничными благодеяниями своих богов. Рано или поздно стало формироваться учение о строгом монотеизме, в V веке до н. э. иудейские законоучители силой внедряли его среди своих соплеменников. Так был нанесен первоначальный самый тяжкий удар древним плюралистическим (религиозным) представлениям». Удары палкой, которые обрушились на тех, кто поклонялся финикийско ханаанским божествам наравне с Яхве и заключал смешанные браки, встретили яростное противодействие со стороны народа. Но впоследствии долгой и яростной борьбы, унизительных и мучительных наказаний, демагогии и важных экономических реформ удалось настоять торжества монотеизма. То, что палка для Яхве стала главным аргументом веры, неудивительно. Но и православие, пришедшее в Египет в III веке н. э., а прежде тем в Рим или Иудею, как и мусульманство, вошедший в бытие и уклад жизни стран Востока с VII века н. э., зачастую обращались к насилию как к аргументу веры.

О верованиях древних египтян хотелось бы сообщить еще вот что… В их религии возникли закрепленные признаки богов. В сознании бог Сет служил олицетворением зла, а бог Озирис был его антиподом – олицетворением добра. Восток не знал еще в то время эсхатологических учений, свирепо повествующих о рае и аде. Ученые отмечают: не только в клинописной, но и в обширной ветхозаветной литературе ни рай, ни ад «ни разу не упоминаются». Характерен эпизод из «Книги Мертвых», принадлежавший жрецу Ани, современнику Сети I, где содержится беседа между умершим Ани и богом Атумом. Ани высказывает недоверие в том, что предстоящее загробное бытие будет легче земного. Атум пытается убедить его в обратном: «Ани: «О, Атум, что это (значит), что я отправляюсь в пустыню? Там то нет воды, нет воздуха, она глубока глубока, она темна темна, она вечна вечна!» Атум: «Ты будешь в ней век вековать с удовлетворенным сердцем». Ани: «Но в ней нет радостей любви!» Атум: «Я дал прозрение взамен воды, воздуха и радостей любви, умиротворенность сердца взамен хлеба и пива!»». Доводы в пользу «рая» неприкрыто звучат не ахти веско.

Акт воздаяния здравицы в честь фараона совершался в Египте изо дня вдень. Так когда-то молились за здравие государя императора в храмах России. Царь – преемник бога на земле. «Как наверху, так и внизу», – гласила древнеегипетская поговорка. Восхваление фараона как подлинного бога – литературная гиперболизация. Ее должно разуметь как молитву египтян, обращенную к богу. В ней они молят выказать верность к царю, дарить ему здоровье и долгую жизнь. Подтверждений подобной интерпретации молитв в египетских текстах куча (дифирамб Сенусерту III, или «Повесть о Синухе», воспевающую как бога фараона Сенусерта I). В построенном царицей Хатшепсут храме имелась посвящение. В ней «царь богов» Амон непосредственно указывает на разграничение своих полномочий с царицей: «Мое имя – во главе всех богов, твое имя – во главе всех людей».

Фараон предстает перед людьми в облике «богочеловека», мыслится как «богочеловек», но заключенное в нем человеческое происхождение сближает его со смертными. Он зависел от богов и нуждался в их помощи. В молитвах фараон непрерывно подчеркивал, что «послушен» воле богов. И еще один интересный случай: в провинциальных центрах «отцом» фараона считался коренной высший бог. На всем протяжении истории Египта между богами и фараонами существовал строго соблюдавшийся незыблемый «договор», основанный на принципе «do ut des» («даю, чтоб ты дал»), – боги даровали фараону долголетие, личное благосостояние и преуспевание государства, фараон же, со своей стороны, обеспечивал богам выполнение культа, сооружение храмов, дары и т.д.

Интересные статьи